Болезнь Тея – Сакса: симптомы и лечение - Doctorluchina-Levizkaya.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Болезнь Тея – Сакса: симптомы и лечение

Болезнь Тея-Сакса: симптомы, особенности проявления и лечение

Болезнь Тея-Сакса — редкая генетическая патология, возникающая в результате мутации гена НЕХА. Заболевание было открыто в конце XIX века. До сих пор ведутся медицинские исследования, цель которых — найти лекарство от этой тяжелой болезни.

История открытия

Британский офтальмолог Уорнер Тей и американский невролог Бернард Сакс независимо друг от друга описали заболевание в 1887 году и разработали критерии диагностики, позволяющие отличить данную болезнь от других неврологических нарушений с похожими симптомами.

Бернард Сакс первым выдвинул гипотезу о том, что данная патология является генетической. Его интуитивное предположение подтвердилось в середине ХХ века после переоткрытия законов Менделя.

Бернард Сакс предложил для нового заболевания название, которое можно встретить и в современной медицинской литературе — амавротическая семейная идиотия.

Распространенность

И Тей, и Сакс наблюдали случаи заболевания у евреев-ашкеназов, среди которых мутация гена НЕХА встречается чаще всего. Около 3% представителей этой этнической группы являются носителями мутантного гена, а заболеваемость колеблется в пределах 1 на 3200-3500 новорожденных.

В общей популяции каждый 300-й человек является носителем болезни Тея-Сакса, а на 320000 здоровых детей приходится 1 больной.

Причины заболевания

Долгое время врачи не могли дать ответ на вопрос, что же вызывает болезнь Тея-Сакса. Причины патологии стали известны только в середине ХХ века, когда сформировались представления о генетике. Исследования показали, что болезнь развивается в результате мутации гена НЕХА, который располагается на 15-ой хромосоме. Заболевание является разновидностью GM2-ганглиозидоза — генетической патологии, связанной с недостатком или пониженной активностью гексозаминидазы. Амавротическая идиотия возникает в результате снижения активности гексазаминидазы А или недостатка этого фермента.

Заболевание передается по аутосомно-рецессивному типу, потому если в генотипе человека есть здоровый гена НЕХА, то у него не проявляется болезнь Тея-Сакса. Генетика заболевания схожа с наследованием таких патологий как болезнь Гоше, болезнь Урбаха-Вите, синдром Дабина-Джонсона: если оба родителя являлись носителями мутировавшего гена, вероятность рождения больного ребенка 0,25%, если и мать, и отец были больны, то и у детей заболевание проявляется почти в 100% случаев.

Основные формы болезни

Принято выделять три основных формы заболевания. Наиболее распространенная из них — младенческая. Дети с болезнью Тея-Сакса развиваются нормально до 6-7 месяцев. После этого начинается медленный, но необратимый процесс снижения умственных и физических способностей.

Существует также ювенальная форма заболевания. По сравнению с младенческой, она встречается реже. Примерно до 3-10 лет ребенок развивается так же, как и его сверстники, но со временем начинается медленное снижение когнитивных и двигательных функций, развивается дизартрия, дисфагия, атаксия.

Болезнь Тея-Сакса с поздним началом — наиболее редкая форма заболевания. Первые признаки заболевания проявляются обычно после 30 лет. Однако зафиксированы случаи и более раннего появления симптомов (15-18 лет). Эта форма заболевания имеет самый благоприятный прогноз, так как ее прогрессирование можно остановить.

Симптомы

Независимо от формы заболевания, проявляется несколько основных симптомов: дисфагия, атаксия, утрата когнитивных функций, мышечная атрофия. Если ребенок до года остро реагирует на резкие звуки, плохо набирает вес и не может расслабить мышцы, родителям стоит показать его специалистам — именно так у младенцев начинается болезнь Тея-Сакса. Симптомы становятся все более серьезными. После 6 месяцев снижается двигательная активность, младенец теряет способность самостоятельно сидеть и менять позу. Постепенно развивается слепота, снижается слух, атрофируются мышцы и развивается полный паралич тела.

При ювенальной форме, помимо основных симптомов, наблюдается дизартрия (снижение четкости речи), спастичность, нарушение координации движений. Происходит постепенная утрата когнитивных функций — снижение памяти, внимания, работоспособнсти. Развивается деменция. На поздних стадиях болезни появляются судороги.

Первые симптомы взрослой формы заболевания — затрудненное глотание, нарушение координации и дизартрия. Часто появляются психические нарушения схожие с симптомами шизофрении (зрительные и слуховые галлюцинации, апатия, снижение эмоциональности). Без лечения наблюдается ухудшение когнитивных функций. Только для данной формы заболевания существует эффективное лечение, позволяющее остановить болезнь Тея-Сакса. Национальное руководство по неонатологии говорит о том, что эффективные методы диагностики взрослой формы заболевания появились только в 70-е, до этого заболевание считалось детским.

Постановка диагноза

Врачам не всегда удается поставить верный диагноз, если речь идет о такой редкой патологии как болезнь Тея-Сакса. Симптомы, генетика и лечение заболевания активно изучаются специалистами. Независимо от формы болезни, существует несколько диагностических процедур, которые проводятся при подозрении на ее наличие. Одна из них — определение активности фермента гексозаминидазы в сыворотке крови, лейкоцитах или фибробластах. У пациентов с болезнью Тея-Сакса активность гексозаминидазы В всегда ниже нормы, фермент гексозаминидаза А практически отсутствует или его активность значительно ниже нормальной.

Еще один важный диагностический критерий — наличие ярко-красного пятна на роговице глаза, которое при помощи офтальмоскопа легко заметит терапевт или окулист. Красное пятно на роговице было обнаружено у всех пациентов, независимо от возраста.

В отличие от других лизосомных болезней накопления (болезнь Гоше, синдром Стандхоффа, болезнь Ниманна-Пика), при болезни Тея-Сакса не происходит увеличение печени и селезенки (гепатоспленомегалия).

Лечение

На данный момент не существует препаратов, позволяющих вылечить болезнь Тея-Сакса. Симптомы и лечение заболевания до сих пор являются предметом научных исследований.

Младенческая форма болезни Тея-Сакса наиболее опасна. Если больной ребенок не может самостоятельно глотать, рекомендуется прибегают к искусственному питанию, восстановить физические навыки невозможно. Никаких препаратов, способных остановить или повернуть вспять развитие заболевания не существует, несмотря на все старания ученых. Больные младенцы, даже если они получают наилучший уход, редко доживают до четырехлетнего возраста.

При ювенальной форме заболевания важно, чтобы ребенок постоянно находится под наблюдением врача. Следование указанием специалиста и прохождение всех необходимых медицинских процедур помогает продлить жизнь больного ребенка до 12-16 лет.

Взрослая форма заболевания прогрессирует медленнее других и часто поддается лечению. При психических нарушениях пациентам назначают препараты лития или хлорид цезия. Клинические испытания показали, что пириметамин позволяет существенно замедлить, а в редких случаях и полностью остановить прогрессирование болезни за счет увеличения активности гексозаминидазы В.

Пренатальная диагностика

Современные исследования еще на раннем строке беременности позволяют определить, унаследовал ли ребенок мутантный ген НЕХА от родителей. Если оба родителя являются носителями заболевания, рекомендуется произвести биопсию хориона. Это одна из самых распространенных процедур пренатальной диагностики, цель которой — выявить генетические аномалии плода. Проводится на 10-14 неделе беременности. Амниоцентез также дает четкое представление о том, является и ребенок носителем мутировавшего гена НЕХА. Данные процедуры имеют риск выкидыша менее 1%.

В случае искусственного оплодотворения можно определить генетические аномалии плода еще до его имплантации в матку. Для этого проводится преимплантационная генетическая диагностика, аналог пренатальной диагностики. Ее основной плюс в том, что процедура не инвазивная и абсолютно безопасная. Можно отобрать только здоровые эмбрионы для имплантации, тем самым снизив практически до нуля риск рождения ребенка с болезнью Тея-Сакса.

Болезнь Тея-Сакса что это

Отклонение, известное как болезнь Тея-Сакса (БТС), является наследственной патологией, вызывающей поражение ЦНС. Заболевание также классифицируют под термином детской амавротической идиотии. Описание болезни было выполнено в XIX столетии британским офтальмологом У. Теем и неврологом из Америки Б. Саксом, давшим ей свои имена. Код заболевания по МКБ-10 – Е75.0.

Сфера распространения

Чаще всего амавротическая идиотия поражает евреев (ашкеназов), проживающих в Центральной Европе. Исследования подтвердили, что около 3% представителей этого этноса имеют носительство мутантного гена. Частота выявления патологии у данной народности – 1 на 3500 новорожденных. Также аномалию фиксируют у населения Южной Канады (преимущественно среди лиц, имеющих ирландское, итальянское, французское происхождение, обитающих на территории юго-восточного Квебека).

Частота выявления болезни Тея-Сакса не зависит от половой принадлежности. Патология в равной мере обнаруживается у представителей женского и мужского населения.

Среди других народностей заболевание обнаруживается значительно реже – у одного пациента из 320 000 человек.

Причины развития синдрома Тея-Сакса

Амавротическая идиотия обладает аутосомно-рецессивным механизмом наследования, и поражает детей, получивших аномальный ген от матери с отцом. Если проявляется болезнь Тея-Сакса, причины нарушения связываются с мутациями гена НЕХА.

Вероятность возникновения БТС имеет следующую закономерность:

  1. Если патологический ген имеется у одного взрослого, ребенок не приобретет заболевание. В 50% случаев такие дети становятся носителями синдрома.
  2. Амавротическая идиотия полноценно развивается у 25 % малышей, отец и мать которых страдают болезнью Тея-Сакса.
  3. В 20-25 % случаев дети больных родителей рождаются полностью здоровыми, не являются носителями больного гена, и могут иметь в дальнейшем здоровое потомство.

Возникновение амавротической идиотии связано с переизбытком ганглиозидов – соединений, контролирующих функционирование ЦНС. В здоровом организме это вещество синтезируется регулярно, затем расщепляется.

При болезни Тея-Сакса ганглиозиды производятся в повышенных количествах, и не выводятся из нервной ткани. Связано это с нехваткой фермента, необходимого для их распада (гексозаминидазы А). Последствиями его дефицита становятся постоянное накапливание ганглиозидов, сбои в работе нервной системы и негативные необратимые процессы.

Симптоматика амавротической идиотии

Если у ребенка имеется болезнь Тея-Сакса, признаки нарушения появляются по мере взросления. Некоторое время после рождения малыш мало чем отличается от здоровых детей, а первые симптомы формируются не ранее полугода.

До наступления 6 месяцев развитие грудничка проходит с нормальными показателями. В течение этого срока в организме накапливаются ганглиозиды, приводящие к ухудшению реакций, возникновению апатии. Далее проявляется негативная симптоматика синдрома Тея-Сакса:

Возраст пациентаСимптомы амавротической идиотии
В 6 месяцевУтрата связи с окружающим миром, родителями, отсутствие фокусировки взгляда на ярких игрушках, ухудшение зрения (на начальном этапе болезни ребенок может проявлять реакцию только на интенсивные звуки).
К 10 месяцамПонижение активности, нарушение двигательных функций, неспособность к сидению, ползанию, переворачиванию, ухудшение слуха.
После годаБыстрое прогрессирование патологии, отсталость умственного развития, отсутствие полноценного зрительного и слухового восприятия, снижение активности мышц, затруднение дыхания.
Читайте также:  Тендинит: симптомы и лечение

Для заболевания типичны аномальная мозговая активность, припадки, вызывающие конвульсии, падения, сильные сокращения мышц рук или ног, состояния транса. Нарушение опасно сокращением жизненного срока – дети с синдромом Тея Сакса часто живут не более 5 лет.

Поздняя симптоматика

Поздняя форма болезни Тея-Сакса (ювенильная разновидность амавротической идиотии) проявляется после достижения 2-5 лет. Эта разновидность отклонения отличается более медленным прогрессированием.

Начальными симптомами амавротической идиотии становятся состояния, не вызывающие у окружающих серьезных опасений – частая изменчивость настроения, неуклюжесть в движениях. Далее к ним присоединяются судорожные подергивания, слабость мускулатуры, нарушение мышечных способностей, нечленораздельность речи. Итогом болезни часто становятся инвалидность и летальный исход, наступающие к 15-16 годам.

Хроническая форма амавротической идиотии

При наличии хронизированной болезни Тея-Сакса клиническая картина развивается в 20-30 лет. Такое нарушение протекает в облегченном варианте, и не вызывает гибели больного. У пациента сохраняются невнятность словесных высказываний, резкие перепады настроения, неуклюжие движения. Присутствуют психические отклонения различной степени выраженности, низкий уровень интеллекта, ослабление мышц, периодические приступы.

Нередко лица, у которых синдром Тея-Сакса проявился поздно, не могут передвигаться самостоятельно. Оставаясь прикованными к инвалидному креслу, они могут вести образ жизни, максимально приближенный к полноценному (в случае успешного проведения медикаментозной терапии).

Диагностика заболевания

Возможности современной медицины позволяют выявлять болезнь Тея-Сакса уже в период внутриутробного формирования плода.

Младенцев, имеющих шансы на развитие амавротической идиотии, обследуют с применением современных диагностических методов. Проводятся различные виды исследований:

  • скрининг – тестовый анализ, подтверждающий или опровергающий выработку в организме гексазаминидазы А;
  • нейронный микроанализ, обнаруживающий переизбыток ганглиозидов в нервных клетках.

Если имеются подозрения на болезнь Тея Сакса, назначается офтальмологический осмотр. Первые признаки нарушения обнаруживаются в области глазного дна, и принимают форму вишнево-красных пятен (их появление вызывается скоплением ганглиозидов в клетках сетчатки).

Дифференциальная диагностика БТС проводится с другими редкими заболевания, имеющими наследственный механизм передачи – болезнью Сандхоффа, синдромом Ли, амиотрофическим боковым склерозом. Все эти нарушения порождают схожую негативную симптоматику, и нелегко поддаются лечению.

Лечится ли болезнь Тея-Сакса

Амавротическую идиотию относят к группе неизлечимых заболеваний. Если подтвердилась болезнь Тея-Сакса, лечение будет основываться на применении препаратов, сокращающих имеющиеся симптомы. В выборе лекарственных средств специалисты руководствуются особенностями клинической картины.

Основными задачами врачей, занимающихся лечением амавротической идиотии, становятся продление жизни пациента и повышение ее качества. Родителям придется приложить немало усилий, чтобы сделать непродолжительные годы больного малыша более радостными и светлыми.

При возникновении сопутствующих инфекционных заболеваний назначаются соответствующие антибиотики или противовирусные средства. Если происходит исчезновение глотательного рефлекса, больному требуется питание через зонд. Терапия противоэпилептическими лекарствами часто не обеспечивает положительных изменений.

В научных кругах постоянно ведутся поиски действенных способов лечения синдрома Тея-Сакса. Специалисты изучают возможности самых современных методик. Анализируются ферментозаместительная, генная, субстратредуцирующая терапия.

Процедура введения нового генетического материала в клетки больного человека пока не обеспечила ожидаемых результатов. Самым многообещающим признан метод субстратредуцирующей терапии. Такой способ лечения включает в себя использование фермента сиалидазы, стимулирующего катаболизм GM2 ганглиозидов.

Прогноз и профилактика

Если амавротическая идиотия протекает в раннем детском возрасте или у подростка, прогноз чаще всего неблагоприятен. На этом этапе жизни заболевание в основном провоцирует гибель пациента. Надежда на выживаемость имеется у лиц с поздней разновидностью нарушения, при котором симптоматика развивается замедленными темпами.

Чтобы предупредить развитие синдрома Тея-Сакса у ребенка, перед зачатием рекомендуется проходить обследование, направленное на выявление дефектной генетики. При проведении диагностики также учитывается возможность передачи аномалии от членов семей будущих родителей, включая дальних родственников. Если подтвердилась подверженность БТС, решение о предстоящей беременности принимается самостоятельно. При этом потенциальные отец с матерью подробно информируются о возможных рисках и осложнениях заболевания.

Чтобы исключить болезнь Тея-Сакса, в некоторых еврейских сообществах принимаются крайние меры. Создан специальный Комитет предупреждения генетических нарушений, проводящий анонимные скрининговые исследования. Парам, у которых выявлено носительство амавротической идиотии, создание семьи не рекомендуется.

Поделиться:

Болезнь Тея – Сакса: симптомы и лечение

Этиология и встречаемость болезни Тея-Сакса. Болезнь Тея-Сакса (MIM №272800), раннедетский ганглиозидоз GM2, — панэтническое аутосомно-рецессивное заболевание распада ганглиозидов, вызванное недостаточностью гексозаминидазы А (см. главу 12). Кроме раннедетской тяжелой формы, недостаточность гексозаминидазы А вызывает легкую форму болезни с началом в юношеском или взрослом возрасте.

Встречаемость недостаточности гексозаминидазы А широко варьирует в различных популяциях; встречаемость болезни Тея-Сакса в Северной Америке колеблется от 1 на 3600 новорожденных у евреев ашкенази до 1 на 360 000 среди не ашкенази евреев. Сравнимую с евреями-ашкенази встречаемость болезни Тея-Сакса имеют французские канадцы, каджуны в Луизиане и амиши в Пенсильвании. Повышенная частота носительства в этих четырех популяциях — следствие генетического дрейфа, хотя не исключено преимущество гетерозигот.

Патогенез болезни Тея-Сакса

Ганглиозиды — церамидовые олигосахариды, присутствующие в поверхностных мембранах всех клеток, но больше всего их в клетках мозга. Ганглиозиды концентрируются в поверхностных мембранах нейронов, особенно в аксонах и дендритах. Они функционируют как рецепторы различных гликопротеиновых гормонов и бактериальных токсинов и задействованы в дифференцировке клеток и межклеточном взаимодействии.

Гексозаминидаза А — лизосомный фермент, состоящий из двух субъединиц. а-Субъединица кодируется геном НЕХА в хромосоме 15, а бета-субъединица — геном НЕХВ в хромосоме 5. В присутствии белка-активатора гексозаминидаза А удаляет концевой N-ацетилгалактозамин из ганглиозида GM2.

Мутации генов а-субъединицы или белка-активизатора вызывают накопление GM2 в лизосомах и, этим самым, раннедетский, позднедетский или взрослый тип болезни Тея-Сакса. [Мутация а-субъединицы вызывает болезнь Сандхоффа (MIM № 268800)].

Механизм того, как накопление ганглиозида GM2 вызывает смерть нейронов, полностью не определен, хотя, по аналогии с болезнью Гоше, нейропатологию могут вызывать токсичные побочные продукты ганглиозида GM2. Уровень остаточной активности гексозаминидазы А обратно пропорционален тяжести болезни.

Пациенты с раннедетской формой ганглиозидоза GM2 имеют два патологических аллеля, приводящих к полному отсутствию активности гексозаминидазы. Пациенты с формами ганглиозидоза GM2 с началом в юношеском или взрослом возрасте — обычно сложные гетерозиготы по аллелю с полным отсутствием функции и аллелю с небольшой остаточной активностью гексозаминидазы А.

Фенотип и развитие болезни Тея-Сакса

Раннедетский тип ганглиозидоза GM2 характеризуется неврологическим ухудшением, начинающимся в возрасте 3-6 мес и приводящим к смерти к 2-4 года. Обычно моторное развитие останавливается или начинает регрессировать к 8-10 мес жизни, и в течение второго года жизни развивается неспособность к самостоятельному передвижению. Потеря зрения начинается на первом году жизни и быстро прогрессирует; почти всегда это связано с «вишнево-красным» пятном («косточкой») при обследовании глазного дна.

Судороги обычно начинаются в конце первого года жизни и непрерывно становятся все тяжелее. Дальнейшее ухудшение на втором году жизни заканчивается децеребрационной ригидностью, затруднениями глотания, тяжелыми судорогами и, наконец, вегетативным состоянием.

Ганглиозидоз GM2 с позднедетским началом выявляют на 2-4 годах жизни, он характеризуется неврологической симптоматикой, начинающейся с атаксии и дискоординации. К концу первого десятилетия большинство пациентов имеют спастичность и судороги; к 10-15 годам у большинства развивается децеребрационная ригидность и вегетативное состояние со смертью обычно во втором десятилетии жизни. Снижение зрения отмечают, но может не быть «вишневой косточки» на глазном дне; атрофия зрительного нерва и пигментный ретинит часто появляются в конце течения болезни.

Взрослый тип ганглиозидоза GM2 имеет выраженную клиническую изменчивость (прогрессирующая дистония, спиноцеребеллярная дегенерация, патология моторных нейронов или психиатрические нарушения). До 40% больных имеют прогрессирующие психиатрические проявления без психоза. Зрение затрагивается редко, и данные офтальмологического обследования обычно в норме.

Особенности фенотипических проявлений болезни Тея-Сакса:
• Возраст начала: от раннего детства до взрослого возраста
• Нейродегенерация
• «Вишневая косточка»
• Психоз

Лечение болезни Тея-Сакса

Диагноз ганглиозидоза GM2 ставят на основании выявления как отсутствующей или почти отсутствующей активности гексозаминидазы А в сыворотке крови или в лейкоцитах, так и нормальной или повышенной активности гексозаминидазы В. Для диагностики также можно использовать анализ мутаций в гене НЕХА, но обычно его выполняют только для уточнения транспортного носительства и пренатальной диагностики.

Болезнь Тея-Сакса в настоящее время — инкурабельное заболевание; следовательно, лечение направлено на устранение симптомов и паллиативный уход. Почти все больные требуют фармакологического лечения судорог. Психиатрические проявления пациентов с взрослым типом ганглиозидоза GM2 обычно не поддаются стандартным антипсихотическим или противодепрессивным средствам; наиболее эффективны препараты лития и электросудорожная терапия.

Риски наследования болезни Тея-Сакса

Для потенциальных родителей без GM2-ганглиозидоза в семейном анамнезе эмпирический риск родить ребенка, больного СМ2-ганглиозидозом, зависит от частоты заболевания в их этнических группах. Для большинства жителей северной Америки эмпирический риск носительства составляет приблизительно 1 на 250-300, но для евреев-ашкенази эмпирический риск носительства — приблизительно 1 на 30. Для пары, в которой оба родителя носители, риск родить ребенка с ганглиозидозом GM2 равен 1/4.

Пренатальная диагностика основана на идентификации мутаций в гене НЕХА или на определении недостаточности гексозаминидазы А в тканях плода, например, ворсинах хориона или амниоцитах. Для эффективной идентификации пораженного плода с помощью анализа мутации в гене НЕХА обычно необходимо, чтобы мутации, вызывающие ганглиозидоз GM2 в семье, уже были известны.

Скрининг популяций высокого риска на носительство и последующие превентивные мероприятия уменьшили встречаемость болезни Тея-Сакса среди евреев-ашкенази почти на 90%. По традиции такой скрининг выполняют по определению активности гексозаминидазы А сыворотки крови с искусственным субстратом.

Этот чувствительный метод, тем не менее, не способен различить патологические мутации и псевдонедостаточность (снижение распада искусственного субстрата, но нормальный распад естественного субстрата); следовательно, носительство обычно подтверждают молекулярным анализом НЕХА. В гене НЕХА обнаружено два аллеля псевдонедостаточности и более 70 патологических мутаций.

Читайте также:  Диабетическая ретинопатия: симптомы и лечение

Среди евреев-ашкенази, положительных по результатам ферментного скрининга, 2% — гетерозиготны по аллелю псевдонедостаточности, и 95-98% гетерозиготны по одной из трех патологических мутаций, две вызывают раннедетскую форму, одна — взрослую форму GM2-ганглиозидоза. В отличие от этого, среди остальных североамериканцев, положительных по результатам ферментативного скрининга, 35% — гетерозиготны по аллелям псевдонедостаточности.

Пример болезни Тея-Сакса. Семейная пара, оба евреи ашекенази, направлена в клинику генетики для оценки риска родить ребенка с болезнью Тея-Сакса. Сестра жены умерла от болезни Тея-Сакса в детстве. Дядя мужа по отцу находится в психиатрической лечебнице, но его диагноз неизвестен. Как муж, так и жена отказались от скрининга на носительство болезни Тея-Сакса в подростковом возрасте.

Анализ фермента показал, что как муж, так и жена имеют чрезвычайно низкую активность гексозаминидазы А. Последующий молекулярный анализ мутаций, преобладающих у евреев ашкенази, подтвердил, что у жены имеется патогенная мутация, тогда как у мужа только аллель псевдонедостаточности.

Болезнь Тея-Сакса ( Ганглиозидоз GM2 , Идиотия Тея-Сакса , Ранняя детская амавротическая идиотия )

Болезнь Тея-Сакса – это генетическое заболевание, характеризующееся недостаточностью фермента гексозаминидазы А, скоплением липоидных макромолекул в нейронах, нарушением функций головного и спинного мозга. Проявляется деградацией физических навыков и психических функций: распадом глотательного рефлекса, речи и произвольных движений, утратой слуха и зрения, снижением интеллекта. Развиваются судорожные приступы, атрофия мышц, паралич, деменция. Специфические методы диагностики – офтальмоскопия глазного дна, исследование количества гексозаминидазы в крови и нейронах. Лечение паллиативное, нацелено на облегчение симптомов.

МКБ-10

Общие сведения

Синонимы болезни Тея-Сакса (БТС) – ганглиозидоз GM2, идиотия Тея-Сакса, ранняя детская амавротическая идиотия. Является одним из вариантов лизосомных болезней накопления. Названа по фамилиям двух врачей – невропатолога из США Бернарда Сакса и офтальмолога из Великобритании Уоррена Тея. В 80-е годы XIX века они впервые опубликовали независимые описания данной патологии. Ее распространенность крайне низка, в общей популяции средняя частота носителей рецессивного измененного гена составляет около 0,3%. Эпидемиологические показатели наиболее высоки в группе евреев ашкенази (носительство мутации определяется у 3%), а также у франкоканадцев и каджунов. Пик заболеваемости приходится на возраст от полугода до 2 лет, реже симптомы дебютируют у подростков и взрослых.

Причины

Метаболические нарушения, составляющие основу заболевания, вызваны мутацией гена HEXA, который находится на длинном плече 15 хромосомы. Он кодирует альфа-субъединицу фермента лизосом бета-N-ацетилгексозаминидазы А. Болезнь Тея-Сакса наследуется по аутосомно-рецессивному принципу – для возникновения симптоматики необходимо присутствие в хромосоме двух мутированных генов. Риск болезни у ребенка существует, только если оба супруга являются носителями мутации, составляет 25%. Таким образом, патология может проявиться в любом поколении независимо от того, когда произошла мутация. Носительство долгое время может оставаться скрытым – в этом случае доминантный «здоровый» ген в состоянии обеспечить организм производством фермента на 50% и более, что достаточно для нормального протекания биохимических реакций.

К началу 2000-х годов выявлено более 100 различных мутаций в генах HEXA: вставки в пары оснований, делеции пар оснований, сплайс-сайт мутации, точечные мутации и другие варианты изменений структуры гена. Каждая из этих мутаций определенным образом влияет на строение фермента и подавляет его активность. Разнообразие мутаций пары генов – компаундная гетерозиготность – определяет наличие нескольких форм болезни. Одинаково мутировавшие гены в аллели вызывают полную инактивацию катаболизма ганглиозидов. Наследование разных (не одинаковых) мутаций в паре генов чаще проявляется уменьшением активности фермента, а не полной инактивацией.

Патогенез

Основой развития болезни является отсутствие или недостаточная активность гексозаминидазы A – лизосомального фермента, катализирующего биодеградацию макромолекул ганглиозидов, олигосахаридов, гликозаминогликанов и гликолипидов. Ганглиозиды – тип жирных кислот, липидные компоненты мембран нейронов и глиальных клеток. Они обеспечивают активность нервных клеток: влияют на скорость и интенсивность нейропередачи, проведение нервных импульсов, распределение и хранение информации, формирование памяти. В норме ганглиозиды производятся, выполняют свои функции и быстро расщепляются в процессе многоступенчатой реакции с участием ферментов. Для гидролиза этих сложных липидов необходимы три компонента: альфа- и бета-субъединицы гексозаминидазы А, белок-активатор GM2A. При недостаточности альфа-гексозаминидазы А процесс биодеградации замедляется или становится полностью невозможным. Ганглиозиды накапливаются в лизосомах клеток головного, спинного мозга, приводят к их дисфункции и гибели.

Классификация

В зависимости от особенностей генетического дефекта, сохранности функций гексозаминидазы заболевание имеет быстропрогрессирующее или медленно прогрессирующее течение, проявляется в раннем детстве, подростничестве или во взрослом возрасте. Согласно этим характеристикам выделено 3 формы болезни:

  1. Острая инфантильная. Наиболее распространенная. Симптомы возникают через несколько месяцев после рождения. Течение прогрессирующее. Быстро ухудшаются двигательные навыки, развивается слепота, глухота, паралич. Смерть наступает в течение 2-3 лет.
  2. Поздняя ювенильная. Встречается крайне редко. Первые проявления обнаруживаются в промежутке от 2 до 10 лет. Постепенно распадаются приобретенные сложные навыки – ходьба, речь, письмо. Средняя продолжительность жизни больных – 15 лет.
  3. Хроническая взрослая. В научной литературе описаны единичные случаи данной формы, которая начинается в 25-30 лет. Характеризуется нарушением речи, произвольных двигательных актов, расстройствами психики (психозы). Прогноз летальности неизвестен.

Симптомы болезни Тея-Сакса

Клиническая картина болезни отражает процессы поражения ЦНС. При инфантильной форме первые симптомы становятся заметными к 3-5 месяцам, до этого развитие соответствует норме: ребенок держит голову, переворачивается на живот и обратно, агукает, улыбается при виде взрослого, устанавливает визуальный контакт. К 6 месяцам снижается заинтересованность окружающим миром. Малыш подолгу смотрит в сторону, апатичен, малоподвижен, чувствителен к громким звукам, яркому свету. Он перестает узнавать близких людей, с трудом фокусирует взгляд на любимых игрушках.

После полугода задержка психического и физического развития становится еще более заметной. Нарастает мышечная гипотония, утрачиваются ранее приобретенные навыки: удерживание головы и корпуса в вертикальном положении, переворачивание в положении лежа на горизонтальной поверхности, сидение (попытки сидения), захват игрушки и перекладывание ее из руки в руку. К 8-10 месяцам усиливаются старт-рефлексы – реакции на внезапные звуковые, световые, тактильные и обонятельные раздражители. Интерес к происходящим вокруг событиям почти полностью исчезает. К 12 месяцам нарушается способность глотать, заметно снижается слух и зрение, затрудняется цикл дыхания. Мышцы подвергаются атрофии, развивается паралич, судороги в форме тонико-клонических генерализованных и парциальных приступов. На втором году жизни возникают явления децеребрационной ригидности, бульбарно-псевдобульбарного синдрома.

Ювенильная форма дебютирует менее явными симптомами. На начальном этапе несколько усиливается эмоциональная неустойчивость, при выполнении сложных двигательных комплексов – беге, ходьбе, быстром письме – появляется едва заметная дискоординация движений. Через некоторое время неуклюжесть и неловкость нарастают, замечаются окружающими и самим ребенком. К подростковому возрасту походка становится шаткой, неустойчивой. Формируются гиперкинезы – внезапные непроизвольные движения различных групп мышц. Нарушения координации не позволяют продолжать школьное обучение. Параллельно появляются расстройства речи сложного мозжечково-дизартрического характера: теряется плавность и ритмичность, произношение становится медленным, смазанным, невнятным. Поздние стадии болезни характеризуются частыми эпилептическими приступами, стойким снижением интеллектуальных функций (деменцией), утратой произвольности движений, параличом.

Хроническая форма заболевания имеет менее выраженные симптомы, течение сравнительно легкое. У пациентов наблюдаются перепады настроения, неуклюжесть, ухудшается произношение. На протяжении нескольких лет снижаются интеллектуальные функции: утрачивается способность к абстрактному мышлению, сравнению и анализу явлений и предметов, нарастает забывчивость и рассеянность. Спустя несколько лет после начала болезни развиваются психические расстройства: больные неадекватны в поведении, аффективно возбудимы, склонны к состояниям ажитации и глубокой депрессии, подвержены психозам с галлюцинациями и бредом. При длительном течении формируется органическая деменция.

Осложнения

В число симптомов БТС входят эпилептические приступы, представляющие собой результат внезапных вспышек аномальной биоэлектрической активности мозга. При их высокой частоте физическая и психическая деградация происходит быстрее. Во время приступа больные падают, бьются в конвульсиях, что сопровождается высоким риском удушья (западение корня языка), получения смертельных травм. Основным осложнением острой инфантильной формы заболевания являются инфекции: у детей снижены функции иммунной системы, поражение органов дыхания носит рецидивирующий характер, протекает крайне тяжело. Распространенная причина смерти – пневмония.

Диагностика

Обследование проводится детским неврологом, офтальмологом, генетиком, психиатром. Процесс постановки диагноза начинается со сбора клинико-анамнестических данных. Как правило, выявляются случаи БТС у родственников, наличие периода нормального развития пациента, затем деградация – распад приобретенных навыков, сформировавшихся функций. Дифференциальная диагностика направлена на исключение дегенеративных заболеваний ЦНС, ювенильной идиотии, эпилепсии. Для подтверждения диагноза выполняются следующие процедуры:

  • Исследование глазного дна. Офтальмоскопия выявляет красное пятно на сетчатке напротив зрачка. Оно представляет собой скопление ганглиозидов в ганглиозных клетках.
  • Биохимический анализ крови. Лабораторный тест определяет содержание альфа-субъединиц гексозаминидазы А. При острой детской форме патологии итоговые значения близки или равны нулю. При подостром и хроническом течении болезни выявляется остаточная активность фермента.
  • Микроскопическое исследование нейронов. В образцах биоматериала изучается содержание ганглиозидов. Характерно обнаружение дегенерации клеток: увеличение в размере, набухание, «баллонообразное» вздутие, заполнение мелкозернистым липоидным веществом.

Лечение болезни Тея-Сакса

В настоящее время эффективные способы терапии отсутствуют. Медицинская помощь больным нацелена на устранение симптомов и поддержание жизнедеятельности. Паллиативное лечение включает переход на зондовое питание, поскольку у пациентов утрачивается глотательный рефлекс, применение антибиотиков, противовирусных и иммуностимулирующих препаратов для борьбы с сопутствующими инфекционными заболеваниями. Терапия противоэпилептическими средствами не приносит положительного результата.

Поиск возможных способов лечения БТС продолжается. Исследования ведутся в трех направлениях: изучаются возможности ферментозаместительной, генной и субстратредуцирующей терапии. Замена отсутствующего фермента оказывается неэффективной из-за большого размера молекул гексозаминидазы, неспособных пройти сквозь гематоэнцефалический барьер и оболочку нейронов. Среди методов генотерапии опробовано введение нового генетического материала в клетки при помощи вирусного вектора и трансплантации стволовых клеток. Но положительных результатов не получено, исследования продолжаются. Наиболее перспективной считается субстратредуцирующая терапия с использованием фермента сиалидазы, который стимулирует катаболизм GM2 ганглиозидов. Ожидается разработка фармакологического препарата, повышающего экспрессию лизосомальных сиалидаз внутри нейронов.

Читайте также:  Бластоцистоз: симптомы и лечение

Прогноз и профилактика

Исход болезни относительно благоприятен при поздней форме, характеризующейся медленным развитием симптомов. При возникновении заболевания в детском и подростковом возрасте смерть неизбежна. Для сокращения частоты заболеваемости используется скрининг-тест, определяющий уровень фермента, его биохимическую активность. Результат позволяет выявить носителей мутации, направить их на медико-генетическое обследование при планировании беременности. Если носительство дефектного гена определено у обоих супругов или среди родственников были случаи болезни, в первом триместре беременности выполняется пренатальная генетическая диагностика.

Болезнь Тея-Сакса

Болезнь Тея-Сакса (БТС) относится к генетическому заболеванию, для которого характерным является наличие дефицита фермента гексозаминидазы А, присутствие скоплений липоидных макромолекул в нейронах и функциональных нарушений в коре головного и спинного мозга. Заболевание приводит к деградации физических навыков и психических функций.

Основная симптоматика: пациент утрачивает способность к глотанию, к воспроизведению речи и выражению произвольных рефлексов, пропадает слух и зрение, снижаются интеллектуальные способности. Осложняется болезнь Тея-Сакса судорожными приступами, атрофией мышечных тканей, параличом и деменцией.

Эта патология входит в группу амавротических идиотий, которым свойственно прогрессирующее течение. Такого рода отклонение может передаваться по наследству, и связано оно с мутацией генов. Чаще всего обнаруживается у лиц еврейской национальности. По статистическим данным, в Америке такой дефект встречается у одного ребенка из 6 тыс. евреев.

Диагностируется недуг при обращении человека в клинику, когда врач проводит первичный осмотр, назначает лабораторные и инструментальные исследования.

Эффективного лечения не разработано, подбирается только симптоматическая терапия, цель которой заключается в устранении осложнений заболевания, смягчении симптоматических проявлений и поддержании жизнедеятельности человека.

Патогенез заболевания

Аномалия возникает из-за недостаточной активности гексозаминидазы-А. Это лизосомальный фермент, который провоцирует выработку макромолекул, таких как ганглиозиды, олисахариды, гликозаминогликаны и гликолипиды.

Патогенез болезни Тея-Сакса относительно прост. Ганглиозиды относятся к жирным кислотам, они отвечают за обменные процессы в области нейронов и мембранных клеток. Эти компоненты влияют на степень активности нервных соединений, на скорость передачи информации и перенаправление нервных импульсов. От них зависит уровень усвояемой информации и возможность ее запоминания.

При нормальном развитии ганглиозиды вырабатываются в необходимом количестве. Выполнив возложенную на них функцию, они расщепляются. При возникновении сбоя в геноме, связанного с избыточным накоплением данных веществ, возникает переизбыток ганглиозидов в головном, спинном мозге, что приводит к их дисфункции и гибели.

Классификация

Первоначально выделяют три разновидности БТС, у которых наблюдается разная клиническая картина с вариативной симптоматикой.

  1. Младенческая форма (с 3 до 6 месяцев) обнаруживается в процессе взросления малыша, когда начинает проявляться недостаток в зрительном реагировании и в фокусировке взгляда. К десяти месяцам практически полностью угнетается опорно-двигательный аппарат, идиотия начинает стремительное прогрессирование. В 17–18 месяцев у младенца отсутствуют слух и зрение, развивается паралич, децеребрационная ригидность. Чаще всего дети умирают из-за возникновения осложнений, связанных с инфекционными поражениями. В этом случае офтальмологическое обследование глазного дна покажет: молекулярное пятно вишнево-красного цвета. При экзимодиагностике обнаруживается полное отсутствие гексозаминидазы-А.
  2. Ювенильная форма (с 3 до 6 лет) прогрессирует медленнее, чем младенческая. Первые признаки связаны с появлением дизартрии, переходящей в мутизм. Усугубляется аномалия спастическими парезами, мозжечковой атаксией. Поздняя стадия характеризуется судорожным синдромом, недержанием мочи, психоэмоциональной возбудимостью. Во время проведения ЭНМГ у детей обнаруживают денервацию и атрофию мышечной ткани. Прогноз неблагоприятный.
  3. Поздняя форма протекает с симптоматикой болезни двигательного нейрона, когда поражаются верхние нейроны головного мозга с последующим включением в этот процесс спинного мозга. Больной полностью теряет способность передвигаться самостоятельно. Течение патологии медленное. Прогноз благоприятный, человек доживает до 60–70 лет.

Последний тип отклонения в медицинской литературе встречается редко, точный возраст появления соответствующих признаков указать сложно.

Причины болезни Тея-Сакса

Заболевание Тея-Сакса относится к наследственной аномалии и передается от родителей к детям по аутосомно-рецессивному типу. Все метаболические дефекты в этом случае связаны с мутационными изменениями в гене НЕХА, располагающемся в области 15 хромосомы. Чтобы проявился недуг у ребенка, в его геноме должны обнаруживаться хромосомы двух измененных генов.

Вероятность появления аномалии следующая:

  • наличие дефектного гена у одного из родителей приводит к тому, что в 50% всех случаев ребенок становится носителем синдрома;
  • если мутация обнаруживается у обоих родителей, то у 25% малышей выявляется подобное отклонение;
  • только 25% детей могут не наследовать ген и не являться его носителем.

Основная причина сбоя связана с переизбытком ганглиозидов, которые выполняют роль контролирующих соединений в функционировании ЦНС. У здорового человека такой компонент постоянно вырабатывается и расщепляется.

Синдром Тея-Сакса способствует повышенной выработке ганглиозидов, не выводящихся из нервной системы самостоятельно. Это связано с недостаточным синтезом ферментов, участвующих в распаде такого вещества. Впоследствии переизбыток таких элементов вызывает изменения в работе нервной системы и провоцирует возникновение необратимых осложнений.

Симптомы амавротической идиотии

Симптомы Тея-Сакса появляются по мере взросления, новорожденный мало чем отличается от здорового ребенка, первые признаки обнаруживаются через 6 месяцев. За полгода уровень ганглиозидов значительно увеличивается, что и провоцирует проявление клинической картины:

  • в шесть месяцев наблюдается проблема с фокусированием взгляда и снижение остроты зрения;
  • в десять месяцев снижаются активность и слух, нарушается двигательная активность, ребенок теряет способность садиться и удерживать тело в таком положении, он утрачивает способность к ползанию и переворачиванию;
  • после года жизни патология стремительно прогрессирует, отмечается умственная отсталость, проблемы со зрением, слухом, снижается двигательная активность и мышечный тонус, затрудняется дыхательный процесс.

Для заболевания типичны следующие симптомы:

  • изменения в мозговой активности;
  • проблемы с опорно-двигательным аппаратом;
  • судорожные припадки.

Дети с БТС очень редко переживают пятилетний возраст — прогноз у такого рода аномалии отрицательный.

Поздняя симптоматика амавротической идиотии

Амавротическая идиотия болезнь Тея-Сакса ювенильной разновидности может проявиться после двух или пяти лет. В этом случае прогрессирование медленное, могут отмечаться:

  • частые эмоциональные перепады;
  • неуклюжесть в жестах и движении;
  • судорожные подергивания;
  • мышечные отклонения;
  • дефекты речи.

Осложняется такая форма БТС инвалидностью и летальным исходом, пациенты очень редко переживают шестнадцатилетний возраст.

Хроническая форма амавротической идиотии

Идиотия Тея-Сакса хронического типа начинает появляться в двадцатилетнем возрасте. Она протекает со слабо выраженными признаками и не приводит к гибели. У человека отмечается наличие:

  • невнятности в высказываниях;
  • эмоциональных перепадов;
  • неуклюжести в движениях;
  • психических отклонений;
  • низких интеллектуальных способностей;
  • мышечной слабости.

Приступы носят периодический характер. Пациенты с БТС лишаются способности самостоятельно передвигаться — только с помощью инвалидного кресла. Если будет проведена своевременная терапия, то такие больные имеют все шансы на долгую полноценную жизнь с незначительными изменениями и ограничениями.

Диагностика болезни Тея-Сакса

Современные достижения в медицине позволяют выявить наличие патологии еще во внутриутробном развитии, на стадии формирования эмбриона.

При обследовании ребенка используется следующая схема:

  • врач изучает анамнез и осматривает больного;
  • проводится офтальмологическое исследование, оно со 100% точностью покажет наличие в сетчатке глаза вишнево-красного пятна, связанного со скоплением ганглиозидов;
  • назначается проведение скрининга, который позволяет подтвердить или опровергнуть высокий уровень скопления гексазаминидазы-А;
  • пациент проходит нейронный микроанализ, с его помощью устанавливается переизбыток ганглиозидов в нервных клетках;
  • проводится ДНК-диагностика, с ее помощью могут выявить мутационные изменения гена.

Микропрепарат позволяет рассмотреть полученный материал под специальным микроскопом. Он имеет вид предметного стекла, на которое помещен объект исследования. Этот предмет является неотъемлемой частью анализа.

К дополнительным процедурам относят:

  • консультацию психотерапевта, если у человека обнаруживаются сбои в поведении;
  • нейровизуализацию головного мозга.

Следует провести дифференциацию от следующих болезней:

  • болезнь Сандхоффа — связана с нарушением липидного обмена (ферментной недостаточности бета-гексозаминидазы-А и Б), что провоцирует нейродегенеративные изменения и смерть;
  • синдром Ли — наследственная некротизирующая энцефаломиелопатия, характеризующаяся различными метаболическими дефектами, они возникают по причине множественных сбоев в генах;
  • амиотрофический боковой склероз — приводит к гибели центральных и периферических мотонейронов, способствуя постепенной атрофии скелетных мышц и дыхательной недостаточности.

После всего комплекса обследования диагноз БТС подтверждается или опровергается. Лечение назначают в индивидуальном порядке, отталкиваясь от симптоматических проявлений.

Лечение болезни Тея-Сакса

Эффективного способа лечения БТС в настоящее время не существует. Вся медицинская помощь заключается в устранении симптоматических проявлений, сглаживании острого периода развития недуга и поддержании жизнедеятельности человека.

Болезнь Тея-Сакса может привести к возникновению проблем с проглатыванием пищи, тогда пациента переводят на зондовое питание. Параллельно ему назначают прием:

  • антибиотиков;
  • противовирусных средств;
  • препаратов, подстегивающих иммунные процессы в организме;
  • противосудорожных средств.

Последняя группа медикаментов имеет малую степень эффективности. Ученые продолжают изучать и искать выход в преодолении такой генной мутации. Исследования показали, что терапия с использованием фермента сиалидазы положительно влияет на метаболизм ганглиозидов.

Лечение с помощью замещения ферментов или использование трансплантации костного мозга не принесло существенных изменений при младенческой форме отклонения. Ученые планируют в ближайшем будущем провести клинические исследования с использованием таргетной генной терапии.

Профилактика

В целях предупреждения развития мутационных изменений с генами следует перед планированием беременности проходить соответствующие исследования. При БТС гетерозиготное носительство устанавливается с помощью изучения липидного спектра эритроцитов и ферментной диагностики.

Если обнаруживается значительный дефицит гексозаминидазы-А, то женщине показано искусственное прерывание беременности.

Для исключения БТС в некоторых европейских сообществах проводятся анонимные скрининговые тесты. Парам, у которых были выявлены генные изменения, создавать семью не рекомендуется.

В случаях с искусственным оплодотворением отбираются только здоровые и функционально активные эмбрионы, для этого проводится генетический тест.

Прогноз болезни Тея-Сакса

Такого рода идиотия является серьезной патологией, которая приводит к инвалидности и неминуемой смерти пациента. Относительно благоприятный прогноз имеет поздняя форма возникновения расстройства. Если заболевание диагностируется в детском и подростковом возрасте, то процент выживаемости приравнивается к нулю.

Ссылка на основную публикацию